d7049da4     

Успенский Михаил - Болезнь



Михаил УСПЕНСКИЙ
БОЛЕЗНЬ
Директор одного крупного промышленного предприятия Аркадий Семенович
Кременчук взялся как-то мыть руки. Мыл, мыл и вдруг заметил на тыльной
стороне правой руки синенькое пятнышко. Пятнышко как пятнышко, только
синенькое. Как бы маленький синячок. Аркадий Семенович не придал пятнышку
никакого значения.
Дня через два на пятнышко указала ему жена Евстолия. Но только это не
пятнышко уже было, а кругляшок. Как циркулем прочертили с синей тушью.
Евстолия была заполошная, а Аркадий Семенович мнительный. Как и многие
другие, он во всем видел угрозу рака. Поэтому и побежал в онкологию. Там
сидел старый профессор и сказал, что это никакой не рак, а след от старой
татуировки. Кременчук возразил, что у него сроду не было никакой
татуировки, но профессор сказал: "Да бросьте вы! С кем не бывало в
молодости!"
Тем временем на завод приехал министр, и Кременчуку стало не до
кругляшков. Предприятие, слава Богу, не подкачало, и на прощание министр
крепко пожал Аркадию Семеновичу руку.
- Э, да ты наш, из балтийских! - удивился министр, поглядев на руку
Кременчука. Кременчук глянул на руку и удивился пуще министра. На запястье
расположился морской якорь, повитый ленточкой славы. На ленте было
написано: "Балтика". Кременчук принялся что-то врать про крейсера и
миноносцы, хотя на самом деле не то что на флоте не был, а и от сухопутных
войск сумел в свое время открутиться. На его счастье, министр спешил, так
что обошлось без вечера воспоминаний.
Проводив гостя, сразу же пошел к кожнику.
- Да вам в косметический кабинет нужно, - сказал кожник. - Не совсем
приятная процедура, но придется потерпеть.
- Да это болезнь у меня! - сказал Кременчук.
- Я тоже переболел в молодости, - сухо ответил кожник, закатал рукав
и показал слово "Аня", заключенное в контур сердца.
Жена Евстолия организовала мужу визит в косметический кабинет. Там
татуировку выжигали током, но потом отступились.
- Нет, - сказали ему, - слишком свежая. Вообще похоже, что она
самовосстанавливающаяся. Мы с такими не боремся.
Аркадий Семенович снова побежал к кожнику:
- Поглядите, что делается!
А на руке у него делалось вот что: появилась девичья головка, а под
ней написано, что Галя.
- Всего за сутки выросла!..
- Хорошо, - сказал врач. - Посмотрим, что будет дальше.
Дальше было так. Жена Евстолия устроила мужу страшную-престрашную
сцену.
- Ты с блатной связался! - кричала она. - Блатную завел! Она тебя
заставляет наколки делать! Я ее разыщу, твою Галю!
И покинула Аркадия Семеновича. То ли Галю принялась разыскивать, то
ли кого другого. Поэтому ложиться в кожную лечебницу он не стал. Где
кожная, там и венерическая. Да еще жена ушла. Люди станут болтать что
попало.
Потом стало совсем плохо. Аркадий Семенович еженедельно посещал
финскую баню вместе с несколькими друзьями и знакомыми очень высокого
ранга. Честно говоря, он через эту баню и в директора вышел.
Картинки на руках он позалепил пластырем и поехал в баню.
- Ой, не могу! - завопил через несколько минут в парилке академик
Миканоров, тот самый, что открыл град Китеж. - Поглядите, друзья мои, так
сказать, на тыл нашего достопочтенного Аркадия Семеновича!
Поглядеть было на что. На ягодицах Кременчука был вытатуирован
кочегар с лопатой. Когда Кременчук ходил, кочегар начинал вкалывать.
- Это что, - сказал маршал Солдатенков. - Вот у моего начштаба на
Втором Белорусском почище была...
Он рассказал содержание военной татуировки, и все захохотали еще
сильнее. Кроме одног



Назад