d7049da4     

Успенский Михаил & Лазарчук Андрей - Желтая Подводная Лодка 'комсомолец Мордовии'



Михаил Успенский, Андрей Лазарчук
Желтая подводная лодка "Комсомолец Мордовии"
Тут как-то в "Намедни" - передача одна так называется - показали
знаменитый английский аукцион "Сотбис". Так на этот аукцион безутешная
японская вдовушка сбагрила кой-какое барахлишко своего незабвенного,
видно - дабы было на что помянуть. Две пары носков, свитеришко с
оленем, очки с одним стеклышком... срамотища. И вдруг! Я, ребята, аж
взмок: среди всех этих обносков дорогим самоцветом взыграла одна очень
знакомая мне вещь. Да и как ей не быть мне знакомой, если из моих рук
она и вышла, и ушла, и затерялась в джунглях шоу-бизнеса.
Я-то, дурак, думал, он ее на первой же ливерпульской помойке
выкинул...
Кто купил, и за сколько, и купил ли вообще какой идиот - не
сообщалось, короткий сюжетец был. Но окажись я в тот день в городе
Лондоне - всю свою фунтовую заначку снял бы со счета и вещугу эту из
чужих рук выручил бы.
А потом прижал бы к груди, обнял и заплакал...
Началось это все в недоброй памяти шестьдесят восьмом годике,
когда доламывал я третий год службы на атомной подлодке "Комсомолец
Мордовии". Про то, что тем летом случилось, я и по сю пору не имею
права трепать языком; скажу только, что анекдот "Кто бросил валенок на
пульт?!!" - вовсе не такой смешной, как кажется. Вообще все было как в
песне: и горела роща под горою, и светилась, падая, ракета...и нас
оставалось только трое. Но не помнит мир спасенный своего спасителя,
потому что он вообще никогда ничего доброго не помнит. Да и несерьезно
числить в спасителях рыжего и лопоухого человека по фамилии Залупынос,
радиолюбителя из-под Кривого Рога, из колхоза "Великие Проблемы"? А
вот любитель-то он был любитель, да сделать смог то, что наши офицера
с "макаровкой" за плечами от избытка знаний не потянули... Он просто
не знал, что этого сделать нельзя, оттого все и получилось. Сам он при
этом чуть не улетел, конечно, как кузнец Вакула на черте...
Кабы не его невежество, где бы сейчас все умники были, да и мы с
ними заодно...
И вот лежим мы в госпитале, отдельная палата на троих; подводников
вообще кормят на убой, так уж повелось (с фабрики-кухни ресторана
"Прага" на лодки обеды поставляли), но здесь и мы удивились... да я и
сейчас себе не все из того позволить могу...телевизор в палате,
программу "Время" смотрим, "Сагу о Форсайтах", Архангельский народный
хор... "Ленинский университет миллионов"... не дотянуться ведь, не
выключить.
И приходит адмирал флота Кабаков, личность совершенно легендарная.
Много про него можно было бы рассказать, только это отдельная
книга получится...
Одна борода - это три главы из той книги... вечно она у него
куда-то попадала...
И присаживается он на кровать к Толику нашему Залупыносу, а у того
из-под бинтов один глаз виден, натруженный созерцанием тяжелого
семейного положения Форсайтов, бороду в сторону отводит и говорит:
- Спасибо тебе, сынок, что сорвал ты чрезвычайное происшествие во
время боевого дежурства. А то зияла бы в ракетно-ядерном щите нашей
Родины дырища от Калининграда до Диксона. Командование этого так не
оставит. Проси чего хочешь.
Толик говорить-то мог, хохлу так просто рот не заткнешь, но тут
дара речи лишился. Только пальцами показывает: лычки, мол, лычки.
- Это само собой, - машет рукой адмирал, - мичманом будешь и к
"Боевому Красному" представим. Ты для души, для души проси...
Толик и попросил. Да так попросил, что адмирал аж крякнул и
напрягся.
- Хочу, - говорит наш радиолюбитель, король эфира, - пре



Назад