d7049da4     

Успенский Михаил - Мелких Дел Мастер



Михаил Успенский
МЕЛКИХ ДЕЛ МАСТЕР
Имя Игоря Лукича Пилимонова было широко известно ограниченному кругу людей.
Иногда, правда, про Пилимонова можно было прочитать в той или иной газете
под заголовком "Наследники Левши". Их, таких, как Пилимонов, по всей стране
только несколько человек. Они все свободное и даже рабочее время мастерят
всякие малюсенькие вещи - когда для забавы, а когда для пользы дела. Один,
например, изготовил такие хирургические инструменты, что ими можно
прооперировать микроба, что ученые люди сразу и сделали, и микроб после
операции некоторое время чувствовал себя удовлетворительно. Другой умелец
из макового зерна высек бюст самого писателя Паустовского. А Игорь Лукич
еще в юности положил себе выгравировать на срезе человеческого волоса
полный текст карело-финского эпоса "Калевала" с иллюстрациями и
комментариями. Работа была занимательной, неторопкой; тем временем жизнь
проходила мимо. Ушла и жена Пилимонова, молодая еще, сказав: "Вечно ты
возишься со своими..." и отождествила миниатюрные чудеса Игоря Лукича с
погаными насекомыми.
Возможно, лет в девяносто-сто и закончил бы Пилимонов свой труд, если бы в
его квартиру, а заодно и в жизнь не вошел Гелий Гелиевич Потетень,
неизвестный гражданин пожилых уже лет. Он с порога предложил Пилимонову
сейчас же прекратить зряшную трату времени и заняться стoящим делом. Гелий
Гелиевич растолковал мастеру, что мечтает собрать коллекцию всех видов
современного оружия. А так как настоящее оружие никто ему коллекционировать
не позволит, он и решил собирать микрокопии. Нужно только, чтобы они по
правде стреляли. А гонорар за работу он посулил такой, что вечно
безденежный Пилимонов ахнул.
Ахнул и принялся за работу. Поначалу шло туговато, но вот прошел
месяц-другой " и затарахтели еле слышно автоматики и пулеметики, чуть
погромче затюкала гаубица неслыханного в артиллерии калибра. Оружейное дело
увлекло наследника Левши. Сделанная им "катюша" запросто могла наделать
пожару. Потом мастера привлекли совсем уж ничтожные гранаты-лимонки " их он
наделал полный спичечный коробок. А потом " не прошло и года со дня заказа
" на рабочем столе Пилимонова забегал маленький грозный танк.
Вдруг да пришла беда. Игорь Лукич в неполные сорок лет стал совсем плохо
видеть. А когда уже не смог работать, пошел к врачам. Врачи хорошего не
сказали: отслоение сетчатки. Потетень, конечно, заинтересовался, почему
выполнение его заказа приостановлено. Узнав, что дело в глазах Пилимонова,
Потетень обозвал всех врачей недостаточно компетентными людьми и сказал,
что поможет мастеру сам, но под условием полнейшей секретности.
Гелий Гелиевич привел мастера к себе домой. Жил он, оказывается, в своем
доме довоенной и дореволюционной постройки. Какая у него была обстановка,
Пилимонов уже почти не видел. Хозяин положил его на диван и не велел
шевелиться и дрыгаться, если станет больно. А сам принялся держать
Пилимонова за веки, чтобы не жмурился. Тут Игорь Лукич почувствовал, что в
глазах у него начинается какое-то движение и щекотание, словно туда
насыпали песку или маку. А потом стало и совсем больно, но терпения у
мастера мелких дел хватало. Когда боль прошла, Пилимонов увидел, что живет
его заказчик и благодетель очень хорошо посреди японского гарнитура за
двадцать тысяч, где все, что хочешь. Когда Пилимонов спросил Потетеня,
откуда у него столько много денег, Потетень сообщил, что он " в прошлом
крупный академик и лауреат всех премий.
Благодарный Игорь Лукич принял



Назад