d7049da4     

Успенский Михаил - По Следам Бременских Музыкантов



Михаил Успенский
ПО СЛЕДАМ БРЕМЕНСКИХ МУЗЫКАНТОВ
"Наш вояж"
Нет, все-таки немцы - народ чудной и чудаковатый. Не зря писали классики,
что немец обезьяну выдумал, а луну делают в Гамбурге. Должно быть, именно
поэтому Бременский университет, точнее - отделение изучения культуры
Восточной Европы - пригласил меня принять участие в Неделе русской
литературы в Германии. На филфаке Красноярского государственного
университета такая блажь сроду бы никому в голову не пришла - у советских
собственная гордость. Это я оговариваю заранее, чтобы кто-нибудь не
подумал, что я тратил на поездку казенные деньги. Все оплачивал фонд
Рудольфа-Александера Шредера. Уж не знаю, кто он такой, но данке ему зер.
Поскольку немцы - народ основательный, готовиться они начали за полгода -
присылали факсы, уточняли, разъясняли и т.д. Да ведь и я выезжал за границу
впервые, так что пришлось побегать.
Но все оказалось не так уж страшно и хлопотно. Без проблем взял в московском отделении "Люфтганзы" билеты туда и обратно, приехал в Шереметьево-2 и стал через плечо наблюдать, как люди заполняют таможенные декларации. Но московские таможенники (как,
впрочем, и немецкие) сим документом интересоваться не стали. Народ там опытный, по глазам видят, кого шмонать, а на кого рукой махнуть.
На меня махнули, я уселся в самолет, пообедал, и только что приготовился
путем вздремнуть, как очутился уже в Мюнхене. Там же, не выходя из
аэровокзала, через полчаса сел в самолет до Бремена. И никаких наших
"накопителей", никакой мороки. Все как в зарубежном кино.
В аэропорту Бремена меня встречал доктор Вольфганг Шлотт. Не врач,
разумеется, а доктор. Это обозначает ученую степень. Он избрал простой и
эффективный способ привлечь к себе внимание - держал в руках мою книжку.
Потом, когда мы уже перешли на "ты", он сказал, что сроду бы на меня не
подумал - типичный пузатый немец. Сам он тоже мало походил на арийца -
черный, лохматый и смуглый вроде нашего радиожурналиста Гунара Бамбаева, и
тоже в очках. "У нас в Шварцвальде все такие", - объяснил Вольфганг.
Время было уже позднее, темнеет в Германии быстро, и он повез меня в отель
"Маритим", где был, разумеется, забронирован номер.Там опять же меня очень
быстро оформили (при этом я мог записаться в гостевой карте хоть Петром
Великим, хоть Васисуалием Лоханкиным), доктор Шлотт довел меня до номера и
велел отдыхать. Все-таки разница во времени шесть часов.
Номер был огромный. Кровать - гигантская, я себя чувствовал на ней, как
принцесса на горошине. Или, вернее, как сама горошина: можно было кататься
из угла в угол. На подушках лежали крошечные пакетики. Сперва я подумал на
них нехорошо, а потом прочел надпись "шоколад" и немедленно съел. Вода в
ванне была голубая - потом я узнал, что она поступает в город не из реки, а
из горных ручьев Гарца.
Ну и проснулся по-ихнему ни свет ни заря. От нечего делать взял пульт и
стал смотреть телевизор.
Всех каналов, конечно, не перебрал. Немецкое телевидение, по сравнению с
нашим, довольно провинциально. На одном канале беспрестанно выступают
депутаты Бундестага (сокровенная мечта наших думцев), на другом -
бесконечный "Сельский час" (как раз тогда в Европе началась какая-то свиная
чума, про нее одну и толковали), на третьем пели народные песни и плясали
народные же пляски. Довольно вяло веселились, любой наш фольклорный
ансамбль перепел и переплясал бы их в пять минут. Шли, само собой, сериалы
- в большинстве свои, немецкие. И рок-музыка была тоже немецкая. Имелас



Назад