d7049da4     

Устинов Сергей - Не Верь, Не Бойся, Не Проси Или Машина Смерти



thriller Сергей Устинов Не верь, не бойся, не проси или «Машина смерти» Изучая обстоятельства ряда “случайных” смертей, произошедших за короткое время на улицах Москвы, журналист Игорь Максимов приходит к шокирующему выводу: в городе орудует мощная и тщательно законспирированная преступная организация, поставившая смерть на поток и готовая предоставить своим клиентам любые виды “убийственных” услуг. Почувствовав внимание со стороны бандитов, журналист понимает, что следующей жертвой будет он сам...
1996 ru ru Денис FB Tools 2005-03-30 http://mysuli.aldebaran.ru OCR Денис 3C30C6E6-AE36-45DD-922D-1C68686B1788 1.0 v 1.0 — создание fb2 OCR Денис
Сергей Устинов. Машина смерти ЭКСМО Москва 1996 5-85585-614-3 Сергей Устинов
Не верь, не бойся, не проси или «Машина смерти»
Моей жене Кате —
за любовь, помощь и терпение
1
Нарзан
По утрам в нашем доме поют трубы.
Накануне я поставил точку, когда уже светало, и пятью часами позже мне ужасно не хотелось просыпаться. Я зарывался в одеяло, накрывал голову подушкой, но все равно не мог не слышать, как с грозным гулом низвергаются в трубах воды, жалобно стонут натянутые жилы нашей изношенной канализации, злобно рычат и трясутся водопроводные краны.

Трубы ревут так, словно возвещают о начале Судного дня. Апокалипсис ежедневно. Тот, кто много лет назад громоздил наш железобетонный Вавилон, меньше всего заботился о людях, которые любят спать по утрам.

Впрочем, похоже, он вообще мало о чем заботился.
Нечеловечески заскрежетало выше и левее моего затылка. Это полупарализованная старуха Колчицкая, опираясь на свой верный стул, пустилась в бесконечно длинное путешествие из спальни в кухню.
Где-то подо мной гулко ухнули брошенные в угол гантели.
Вяло тявкнул спросонья трусливый и злобный карликовый пинчер Фунтик со второго этажа. Ему немедленно ответил с четвертого толстым заливистым басом дог Тюка, а на шестом визгливым тенорком заблажила красивая дура афганка Марфа.

За стенкой справа, подбадривая себя, как ковбой на выездке, гортанными выкриками, занялся любовью с очередной пассией неутомимый Зурик. За стенкой слева у многодетного семейства Адамчиков пронзительно завизжал чайник.
Я понял, что сопротивляться бесполезно, перевернулся на спину и открыл глаза.
Стоял июль, середина лета. Прямо передо мной в распахнутом окне синело сквозь городское марево бескрайнее небо, и по этому небу спускались осторожные босые мосластые ноги в подвернутых до колен тренировочных штанах. Я сел на кровати, потянулся и громко сказал в окно:
— Не дам ни капли.
Ноги дрогнули в коленях, но потом, справившись с волнением, упорно двинулись дальше, открывая моему обозрению обнаженный торс своего хозяина.
Если тот, кто строил наш дом, о чем-то и заботился, так это об экономии. Пожарные лестницы у нас соединены с балконами. Люки в полу съедают, правда, часть балконной площади, но зато саму лестницу можно как-нибудь использовать, например для сушки белья или вяления рыбы.

Мой верхний сосед, слесарь Матвей Клецкин, Матюша, как его зовут все в доме, пользуется ею в самые мрачные моменты жизни: когда жена, уходя на работу, закрывает его, тяжко и глубоко похмельного, в квартире, предварительно спрятав у соседки Матюшину одежду и обувь.
Держась нетвердой рукой за перекладину, Матюша просунул в окно свою взлохмаченную голову и из-под потолка послал мне жалкую улыбку.
— Ничего не дам, — твердо повторил я.
— Умру, — печально сообщил он, проходя в комнату через балконную дверь и останавливаясь посередине с деликатно поджатыми большими пальцами ног. 



Назад