заказать лимузин на свадьбу   d7049da4     

Устинова Татьяна - Дом-Фантом В Приданое



detective love_detective Татьяна Устинова Дом-фантом в приданое Вы скажете — фантастика! Однако все происходило на самом деле в старом особняке на Чистых Прудах, с некоторых пор не числившемся ни в каких документах. Мартовским субботним утром на подружек, проживавших в доме-призраке.

Липу и Люсинду… рухнул труп соседа. И ладно бы только это! Бедняга был сплошь обмотан проводами.

Того гляди — взорвется! Массовую гибель собравшихся на месте трагедии жильцов предотвратил новый сосед Павел Добровольский, нейтрализовав взрывную волну. Экстрим-период продолжался, набирая обороты.

Количество жертв увеличивалось в геометрической прогрессии. Уже отправилась на тот свет чета Парамоновых, чуть не задохнулась от газа тетя Верочка. На очереди остальные.

Павел подозревает всех обитателей дома-фантома, кроме, разумеется. Олимпиады, вместе с которой он не только проводит расследование, но и зажигает роман…
ru ru Black Jack FB Tools 2005-07-01 http://www.litportal.ru OCR Carot, вычитка LitPotal 4CC3500E-EC4F-4557-82C6-46BE84CE00B0 1.0 Устинова Т. Дом-фантом в приданое Эксмо М. 2005 5-699-09880-1 Татьяна УСТИНОВА
ДОМ-ФАНТОМ В ПРИДАНОЕ
— Алоизий, ты дома? — спросил голос где-то вверху над брюками, за окном.
— Вот начинается, — сказал мастер.
— Алоизий? — спросила Маргарита, подходя ближе к окну. — Его арестовали вчера. А кто его спрашивает? Как ваша фамилия?
М. Булгаков. «Мастер и Маргарита»* * *
— Липа, Липа, ты послушай! Ну послушай, а?
Просыпаться не было никаких сил, но кто-то настойчиво тряс ее за плечо и приговаривал:
— Липа, Липочка, ну послушай!
— М-м-м, — промычала она, — ну что ты ко мне пристала? Ну что тебе опять надо?!
— Липочка, послушай же, ну никаких моих сил нет, потому что никто меня не слушает!
Олимпиада Владимировна Тихонова застонала и поднялась на локтях. Будильник, светившийся в темноте красным глазом, злорадно показывал 7:32.
— Липочка, слушай! Ну, тут ла-ла-ла и тру-ла-ла-ла-ла! И еще разок ла-ла-ла, тру-ла-ла-ла-ла!
Раздалось хилое гитарное бренчание и какое-то смутное блеяние, а потом опять бренчание. Олимпиада Владимировна, которая не могла вынести одновременного блеяния, бренчания и того, что будильник продолжал издевательски таращиться на нее и вдобавок еще мигнул и нагло выдал 7:33, упала в развал подушек и немного побилась о них головой, в надежде, что кошмар исчезнет.
Но он не исчез. Впрочем, это был не кошмар, и Олимпиада Владимировна отлично об этом знала. Господи, сделай так, чтобы это был просто кошмар!
— Ну, е-мое, ну ты слушаешь или нет?! Вот тута у меня еще стишата. Так, сами собой придумались! Вот все говорят, что трудно их писать-то, а я за пять минут придумала. Слушай: «На земле есть любовь, к нам она возвращается вновь.

Сквозь пелену зимы и лета идет она по свету-у! И люди ждут ее годами, а звезды светят небесами, и ихний свет до нас доходит и за собой любовь приводит!» Ну, тута надо маленько потянуть. Вот так: «И за-а со-обой лю-у-у-убовь приво-одит!» Липа?!

Ты что, спишь?!
— Слова «ихний» не существует в природе, — злобно сказала Олимпиада Владимировна из подушек. — Небеса не могут светить звездами, а звезды не могут светить небесами, это чушь.
— Да ладно, — обиделась исполнительница и взяла широкий аккорд, довольно приятный. — Поду-ума-ешь! Суть не в этом!
— Суть в том, что сути вообще нет, — сказала Олимпиада Владимировна.
— А что? Плохие стихи, что ли?
— Это вообще не стихи. — Она села в постели. Хорошо, что Олежка сегодня не смог остаться ночевать, а ведь мог бы!
Она потерла лицо и по



Назад