d7049da4     

Устинова Татьяна - Пороки И Их Поклонники



detective love_detective Татьяна Устинова Пороки и их поклонники Владимир Архипов спокойно жил в роскошном “холостяцком флэте” с верным мастиффом и не собирался ничего менять в своей жизни. Все произошло помимо его воли.

Умерла чудачка-соседка Лизавета и оставила ему в наследство квартиру и свою приемную “девочку-сиротку”. Сиротка на поверку оказалась взрослой девицей Машей, потрясшей воображение одинокого Архипова. Но почему соседка не оставила квартиру ей?

Не потому ли, что на нее претендовали люди из секты “Путь к радости”, которые начали осаждать Машу сразу после смерти Лизаветы. Потом на шею Маше свалился сводный брат из провинции, а затем они оба исчезли.

Обеспокоенный их исчезновением и мыслями о странной смерти соседки, Архипов посещает “нехорошую квартиру” и находит там труп юриста секты. Как он сюда попал? Кто его убил?

Неужели… Маша?
ru Black Jack FB Tools 2004-06-11 http://www.aldebaran.ru/ OCR Альдебаран E9DCF68C-C440-4D86-BEF0-C5F40D557778 1.0 Татьяна Устинова. Пороки и их поклонники ЭКСМО. Москва 2002 5-699-01055-6 Татьяна УСТИНОВА
ПОРОКИ И ИХ ПОКЛОННИКИ
* * *
Когда вы подолгу всматриваетесь в бездну,
бездна, в свою очередь, всматривается в вас.
Фридрих Ницше– Но ведь я точно знаю. – Она понизила голос и придвинулась почти вплотную. Он откинулся на спинку кресла, чтобы она не дышала ему в лицо. – Я знаю совершенно точно, что меня хотят убить!
И она горделиво выпрямилась, чтобы насладиться эффектом, повела очами и даже закинула ногу на ногу – со второй попытки.
“Ох-хо-хо, – подумал Архипов. – Кажется, я попал”.
“Кажется, я влюбился, – сообщал один придурок другому в телевизионной рекламе. – Кажется, наш поезд ушел, – отвечал второй, менее романтический придурок”.
“Кажется, мой поезд ушел”, – вслед придурку решил Архипов.
– Что же вы молчите? – осведомилась она и сняла шикарно закинутую ногу. – Вы думаете?
– Думаю, – признался Архипов.
Он думал, зачем открыл дверь. Сидел бы в кресле, пил пиво и смотрел телевизор. Джентльменский набор, предел мечтаний любого мужчины.
Нет, черт побери, понесло его дверь открывать!
– Вы что?.. – вдруг встрепенулась она. – Вы… быть может… мне не верите?!
Он посмотрел на нее. Лицо, раскрашенное, как у японской деревянной куклы – щеки белые, брови насурьмленные, в ниточку, губки алым бантиком, – выражало искреннее и неподдельное изумление.
– Нет, – сказал он поспешно. Еще не хватало, чтобы она сию минуту начала его переубеждать! – Я вам верю! Только кому может прийти в голову вас… – Он вздохнул. – …убивать?
– Темным силам, конечно, – объяснила она с некоторым удивлением. – Кому же еще?
– Ах да, – спохватился Архипов. – Темным силам!
Он покрутил в руке стакан и предложил с надеждой:
– Хотите пива, Лизавета Григорьевна?
– Пива? – переспросила она, как будто он предложил ей желчь горбатого единорога пополам с кровью африканского ящера. – Нет, благодарю вас. Я не пью пива. Я пью из родников души.
– Пиво из родников души? – не поверил Архипов.
– Да не пиво! – с досадой воскликнула Лизавета. – Энергию! Вы пьете ваше пиво затем, чтобы заряжать, искусственно подстегивать тело и нервы, а мне этого не требуется. Мне хватает энергии из глубин души.

Человеческая душа есть средоточие энергии и вселенских истин.
– Да-а, – протянул Архипов – знаток вселенских истин.
Лизавета снова доверительно придвинулась к нему.
– Если бы вы согласились на простой эксперимент, очень коротенький, то сами убедились бы, насколько глубока энергетика вашей души. Ибо для нашей души нет земных границ, и ко



Назад