Get barcode software from Teklynx.com   d7049da4     

Устинова Татьяна - Саквояж Со Светлым Будущим



detective Татьяна Устинова Саквояж со светлым будущим Баловню судьбы Аркадию Воздвиженскому детективы удавались легко — в меру запутанные и мрачные, с изящно-печальным концом. Но в жизни писателя — царя и бога детективного жанра — никогда не случалось ничего подобного.

И тут — на тебе, откуда ни возьмись! Да еще по всем канонам криминального чтива: с угрозами и убийством. В пекло событий попала и верная секретарша Аркадия Маша Вепренцева, чьим детям в случае неповиновения грозила жестокая расправа.

А требовалось от нее и ее шефа всего-то отказаться от «гастрольной» поездки в Киев. Но как же не ехать? Ведь в программу визита была включена встреча писателя с кандидатом в президенты Украины Борисом Головко. Маша и Воздвиженский злодеев, разумеется, ослушались.

Только закончилось это весьма печально. Познакомиться с Борисом Головко на даче местной поэтессы, где собрались именитые гости, им так и не привелось — того зверски убили. Двадцать семь ножевых ран! Его истерзанное тело обнаружили… в Машиной комнате…
ru ru none Fiction Book Designer 19.09.2005 http://www.litportal.ru OCR Carot, вычитка LitPotal FBD-8WE7390W-L829-XOWN-TVMW-SJLO601NHN75 1.0
Саквояж со светлым будущим Эксмо Москва 2005 5-699-12475-6 Татьяна Устинова
Саквояж со светлым будущим
Билетер с Барахольщиком взяли брусок
И лопату точили совместно,
Лишь Бобер продолжал вышивать свой цветок,
Что не очень-то было уместно, -
Хоть ему Барабанщик (и Бывший судья)
Объяснил на примерах из жизни,
Как легко к вышиванию шьется статья
Об измене гербу и отчизне.
Льюис Кэрролл, «Охота на Снарка».Моим любимым людям, работающим в издательстве «Эксмо»
— Маша! Где труп?!
Молчание и отдаленное мурлыканье музыки.
— Маша! А, Маша?!
Молчание и музыка, и никаких звуков, свидетельствующих о том, что Маша услыхала его призывы.
— Маша!!! Где труп, я тебя спрашиваю?!
Ну что делать? Придется теперь вставать и самому идти на поиски, а не хочется. Он оттолкнулся ногами от массивной тумбы письменного стола, кресло покатилось.

Сначала оно ехало по паркету и производило некоторый шум, потом въехало на ковер и покатило бесшумно, а когда колесики увязли в ворсе, и вовсе остановилось.
До двери было еще далеко. В кресле не доехать.
Он заворчал, выбрался из кресла, пошел к двери, зацепился за что-то, то ли за край ковра, то ли за ножку книжного шкафа — он всегда и за все цеплялся, потому что видел плохо, — распахнул дверь и заорал:
— Марья!
Последние звуки стихли, и тишина воцарилась в доме.
Он свесился через полированные лестничные перила и проорал в гулкую пустоту:
— Марья, дьявол!…
— Я не дьявол, — проговорили с робким достоинством у него за спиной, зря он свешивался в проем! — Я просто… не слышала. Вам что-нибудь нужно, Дмитрий Андреевич?
— Я Аркадий, — проскрежетал он, — по крайней мере, пока на работе!
Секретарша промолчала, разглядывая свою коричневую папочку. Он помолчал, разглядывая секретаршу, а потом протянул:
— Маша, а, Маша? Где труп?
— Какой именно труп вас интересует, Дмитрий Андреевич?
— Последний.
— У нас два последних.
Он в раздражении почесал за ухом, как большая блохастая собака. Впрочем, на блохастую собаку он похож, пожалуй, не был. Он был похож на ухоженного домашнего пса, искренне недоумевающего, откуда у него могут взяться блохи.
— Ну… бабы этой труп! Где он?!
Вредная Марья сделала вид, что задумалась, и замолчала. Он постоял-постоял возле нее да и ушел в кабинет.
Раз она вредничает, он тоже будет вредничать.
Не пойти за ним она не может, а в кабинете их п



Назад