d7049da4     

Фадеев Александр - Особый Коммунистический



Александр Александрович ФАДЕЕВ
ОСОБЫЙ КОММУНИСТИЧЕСКИЙ
(Из воспоминаний)
Осенью 1919 года остатки красных партизанских отрядов, действовавших
в Сучанской долине и под Иманом, под давлением японских и белоказачьих
частей сосредоточились в родном моем селе Чугуевке - глухом таежном селе
за полтораста километров от железной дороги под отрогами хребта
Сихотэ-Алинь. Я и двоюродный брат мой жили в нашей пустующей избе. Отца у
меня не было, он умер на фронте еще в первую мировую войну, в 1917 году, а
мать моя уже с год как выехала из села в город. Брат и я работали на
водяной мельнице моего односельчанина Козлова. В конце октября или в
первых числах ноября мы ремонтировали плотину на реке Улахэ. Работу
кончили уже довольно поздно вечером. Было холодно. Было преддверие первых
заморозков. Скоро ожидалась шуга на реке. Обычно после работы мы ужинали у
Козлова. Мы работали у него за то, что он нас кормил и одевал.
Подходим мы вечером, когда уже зажигались огни в избах, к дому
Козлова задами. Нас еще в огороде встречает перепуганная жена Козлова,
очень взволнованная. Говорит: "К нам только что пришел отряд на село и что
за отряд - понять невозможно. Шли строем, с ружьями на плечо. Все в
военных шинелях. Складно пели песни, и шапки у всех одинаковые, а погонов
я вроде и не заметила. Похожи - вроде колчаки, а погонов нет. Я уж вам
навстречу выбежала, чтобы упредить". Мы думаем, что за черт! По описанию
регулярная часть, но если бы это были колчаковцы, пришедшие на село
врасплох, не могло обойтись без перестрелки с партизанами, жившими в селе.
Я был тогда очень молодым человеком. Одет по-крестьянски. Похож на
крестьянского мальчика. Пошел проверить, что за отряд, где остановился.
Подхожу к центру села, вижу большое оживление на улице: мужики, бабы,
много парней и девушек, шныряют ребятишки. В кучках людей - вооруженные в
шинелях. Идет оживленная беседа. Я подошел к избе, возле крыльца которой
было особенно много народа. Там сидел на ступеньках очень маленького
роста, с длинной рыжей бородой, с маузером на бедре, большеглазый и очень
спокойный человек и беседовал с крестьянами. Это был командир только что
пришедшего на село красного партизанского отряда, действовавшего в районе
города Спасска. Впоследствии образ этого командира много дал мне при
изображении командира партизанского отряда Левинсона в повести "Разгром".
Здесь я впервые познакомился с бойцами партизанского отряда, который
сыграл впоследствии огромную роль в гражданской войне на Дальнем Востоке.
Все бойцы этого отряда, в тот период, когда партизанские отряды вливались
в регулярную армию, стали коммунистами. Отряд этот был сохранен в том
виде, в каком он существовал еще в период колчаковщины, в период
партизанской борьбы, и назывался "Особый Коммунистический". Основным
костяком этого отряда, душою его были рабочие лесопильного завода на
станции Свиягино - небольшой станции неподалеку от города Спасска. Осенью
1919 года, когда я впервые столкнулся с этим отрядом в селе Чугуевке, он
был уже самым дисциплинированным, самым неуловимым и самым действенным
партизанским отрядом. Он совершенно был лишен черт "партизанщины". Это
была настоящая, сплоченная, боевая, воинская часть.
Я побежал к мельнику Козлову и рассказал брату о том, что видел. Мы в
тот же вечер пошли к "Левинсону", и он принял нас в свой отряд. В тот же
вечер на деревенской вечорке, на которой участвовали бойцы Свиягинского
отряда, пользовавшиеся благодаря своей чудесной военной выпр



Назад