d7049da4     

Фальков Борис - Тарантелла



Борис Фальков
ТАРАНТЕЛЛА
первоначальные и последующие упражнения
для правильного усвоения постановки кор-
пуса, ног, рук, головы, и привития эле-
ментарных навыков движений
Начто, спроси её, она сердито так,
сосредоточенно, безумно пляшет
и ловит свой же хвост?
Б.Ф.
--------------------------------------------------------------------------
ЭКЗЕРСИС I У ПАЛКИ
(канонические позы)
--------------------------------------------------------------------------
ПЕРВАЯ ПОЗИЦИЯ
Земля была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над
водою. И отделил Бог свет от тьмы, и назвал свет днём, а тьму ночью. И был
вечер, и было утро: день один.
Ещё один поворот направо, теперь вниз по склону холма, последний удар
колеса в булыжник, и "Фиеста" выкатилась из тесного переулка на площадь. По
обе стороны позвоночника быстро накапливалась, и оттуда растекалась по
пояснице, ноющая боль. Но пришлось ещё потерпеть, объехать площадь кругом, а
всё для того лишь, чтобы обнаружить полувыцвевшую вывеску там, где и начался
объезд: в десятке метров от угла того же переулка.
Она припарковала машину ровно против вывески, перед входом в гостиницу:
если нельзя, надо ставить запрещающие знаки. Достала с заднего сиденья
рюкзачок. Дверца хлопнула слишком громко. Она поморщилась. Ещё один вскрытый
утомлением изъян, казалось бы, давно во всех мелочах изученного, уверенного в
себе тела. Неотъемлемая способность её тела, его ухоженный талант - отлаженная
координация движений, умение мышц точно отмеривать усилие не больше и не
меньше, чем требуется для получения нужного результата, эта способность
подвела, мера была нарушена. Что ж, теперь следует безропотно принять все
последствия.
Охваченная внезапной досадой, тоже неумеренной, она не сразу осознала
отсутствие этих последствий. Предательское эхо, которым должна была отозваться
другая сторона площади, не сработало. Предательское, ведь во встречном салюте
она вовсе не нуждалась. Но салюта и не получилось. Вместо ожидаемого эха,
оповестившего бы всех жителей городка о её прибытии, у неё лишь зазвенело в
ушах. Будто хлопок прозвучал не в открытом пространстве, а в наглухо
запечатанной коробке, в заколоченном гробу. Тяжёлая крышка - распятый над
площадью чёрный зонтик неба - уплотнила в коробке воздух, придушила слишком
громкий хлопок, не дав ему распространиться по площади. Вдавила звук в его
источник, и заодно в её барабанные перепонки, оказавшиеся рядом с источником:
она ещё не успела разогнуться.
Прислонив рюкзачок к колесу машины, она осторожно выпрямилась, нащупала
поясничные позвонки и вонзила средний палец в соединение твёрдых мышц с
крестцом. Именно туда, из всех окрестностей, теперь стекалась боль. Точно
подогнанная к пазу между буграми Венеры и Юпитера талия мягко спружинила под
ладонями. Большие пальцы легли на гребни подвздошных костей. Указательные
косвенно ощутили упругость ягодиц. Это была удобная поза. Льняной жилет,
надетый на голое тело, не помешал принять её, хотя и ощутимо натянулся на
груди. Чуть привстав на полупальцы, прогнув спину и выведя локти вперёд, она
обвела взглядом эту коробку: площадь. Весь её объём, задник, кулисы и
декорации. Короче - сцену, на которой ей предстояло сыграть свой небольшой
эпизод, и уйти с неё навсегда. И забыть.
Ночь была двуцветная, жёлтая и чёрная. Но цвет, тот или другой, не был
наружным свойством предметов, составивших эту ночь, а теплился внутри них.
Сдавленный поверхностями предметов, он изливался наружу с



Назад