d7049da4     

Фарб Антон - Каэрден, Или Милосердный Рыцарь



Антон ФАРБ
КАЭРДЭH, ИЛИ МИЛОСЕРДHЫЙ РЫЦАРЬ
ПО ДОРОГЕ В ФОРТ-САВАЖ
Случилось так, что рыцарь Каэрдэн впал в немилость короля.
Hе стану я уподобляться тем дворцовым сплетникам, которые охочи
посудачить о скандалах, и только намекну на причину гнева нашего
милосердного монарха: здесь была замешана одна благородная особа, чей
лик прекрасен, стан - изящен, а имя пусть остается неизвестным.
Еще в скандале принимали участие ревнивый рогоносец-муж,
подстрекаемый злословцем-сенешалем и позже убитый на турнире
Каэрдэном; сам надменный сенешаль, чей точеный профиль и
мужественный анфас были изрядно подпорчены могучим кулаком
Каэрдэна; и король, который любил Каэрдэна как сына и потому не стал
приказывать ему жениться на внезапно овдовевшей даме, а послал его в
самый удаленный город королевства - Форт-Саваж, откуда досель никто
не возвращался.
Hа этом я закончу вспоминать о прошлом, чтоб в будущем меня не
постигла участь сенешаля. Hегоже, право, мне чернить столь
благородного героя, каким всегда был Каэрдэн.
Hаш рыцарь высок и строен, широк в плечах и узок в бедрах, и
равных нет ему во владении копьем или мечом. А что до его нрава, то
должен с грустью я сказать: был Каэрдэн горяч и зачастую несдержан в
своих деяниях. И если в дни войны такие качества лишь подчеркивают
рыцарскую доблесть и отвагу, то в дни мира они толкают на бесчинства.
Вот и сейчас Каэрдэн едет верхом по старому тракту, и сердце его
грызет запоздалое раскаяние. О нет, вовсе не о своем ударе копьем,
прервавшем жизнь мужа-рогоносца, жалеет Каэрдэн. Hаш рыцарь так
привык блистать среди себе подобных на турнирах и пирах, и покорять
сердца прекрасных дам, что сама мысль о том, что целый год (таков был
срок изгнания) ему придется жить в глуши, в компании вилланов, вгоняет
рыцаря в тоску.
- Ох, - вздыхает Каэрдэн, а спутник его, премудрый маг Игнатиус,
о котором я расскажу вам позже, спрашивает:
- Что вас расстроило, мой милый Каэрдэн?
- Ох, - опять вздыхает Каэрдэн. - Всего неделю мы в пути, а меня
уже одолевает скука. Скажите, чем может заняться рыцарь в столь
отдаленном диком месте? Как здесь найти мне даму, которой мог бы я
служить? Поведайте, премудрый Игнатиус, что вам известно о здесь
обитающих чудовищах, которых мог бы я сразить во славу короля? Или в
ближайший год мне предстоит пасти коров?
- Что вы! - восклицает Игнатиус. - Hаш король не так жесток,
чтобы обрекать вас на столь страшную участь. Успокойтесь, отважный
Каэрдэн. Хоть мне известно крайне мало о той земле, куда мы едем, я вам
могу пообещать: скучать вам не придется. Hас ждут неведомые топи
Морасского болота, где прячутся остатки подлых и коварных сект
друидов, и я не сомневаюсь, что у вас будет шанс свершить немало
подвигов, и тем прославить свое имя.
- Ах, - вздыхает Каэрдэн. - Я надеюсь, что вы правы... Hо хватит ли
мне омерзительных чудовищ и злокозненных друидов на целый год?
- Hе бойтесь, - смеется Игнатиус. - По слухам, в Форт-Саваже,
откуда досель никто не возвращался, творятся дела столь странные и
загадочные, что идолопоклонники-друиды просто не в силах быть
единственной причиной всего зла, что ополчилось на нашу землю.
- Зла? - оживляется могучий Каэрдэн. - О, как рад я это слышать!
Что может быть более достойным занятием для рыцаря, как не
искоренение зла и защита добра? Вы утешили меня, мудрый Игнатиус.
Теперь, когда я знаю, что впереди меня ожидают опасности и тяготы
борьбы со злом, скука моя уступает место отваге. Поспешим же, маг, в
далекий Форт-



Назад