d7049da4     

Фарбажевич Игорь Давыдович - Белое Облачко, Сизая Тучка



ФАРБАРЖЕВИЧ Игорь Давыдович
БЕЛОЕ ОБЛАЧКО, СИЗАЯ ТУЧКА...
Старый Лис заболел. Он лежал на диване и тяжело дышал.
Маленький Лисенок не отходил от отца ни днем, ни ночью, гладил его по
плечу и успокаивал:
- Все будет хорошо, папа, ты скоро поправишься.
Прилетела Ворона с целым лукошком брусники в подарок.
- У папы жар, он весь горит, - пожаловался ей Лисенок и добавил: -
Это я виноват. Он промок под дождем, когда искал меня.
- Конечно, ты виноват! - ответила Ворона. - Неверроятно! Потеряться в
собственном лесу! Прросто стыд и сррам!
- Я был в Африке, - сказал Лисенок.
- Где?! - вытаращила она глаза. - Может, это у тебя жарр?!
- Да нет же! Я и вправду был там.
Лисенок сменил отцу компресс и сказал:
- Ты ничего не знаешь. Вчера я встретил сизую тучку, похожую на Слона
Фердинанда.
- Боже! - всплеснула Ворона крыльями. - Феррдинанд умерр!!!
И была права. Известный артист Слон Фердинанд умер. Дело в том, что
когда умирают звери, их души становятся белымы облаками или сизыми туч-
ками. Все летящие над землей "львы", "коровы", "коты" или "зайцы" - это
души зверей, спешащие в Вечность...
- Кошмарр! - снова всплеснула крыльями Ворона. - Феррдинанд действи-
тельно был в преклонном возррасте...
- Да, - согласился Лисенок.
И они оба вспомнили, как Слон пригласил их однажды в цирк-шапито, где
всю жизнь проработал жонглером и акробатом, канатоходцем и танцором, ка-
тал зрителей на хоботе и делал все это блистательно!
- А дальше, - продолжил рассказ Лисенок, - сизая тучка-Фердинанд
опустилась на поляну и пригласила меня в Африку. Она спешила попрощаться
с друзьями, которых не видела много-много лет. Я не успел даже хвостом
пошевелить, как мы очутились в пустыне.
- Везет же некоторрым! - с завистью процедила Ворона.
- Ошибаешься, - остановил ее Лисенок. - Я прилетел не в гости, а на
поминки.
- А что такое - поминки в Африке? - спросила Ворона.
- Там, - продолжал Лисенок, - я увидел много зверей: Львов, Черепах,
Крокодилов и Слонов. Завидев тучку-Фердинанда, звери затянули ужасно
тоскливую песню:
"Фердинандушка!.. Друг сердечный!..
Мы будем помнить тебя вечно!.."
И тут под пальмой я увидел ЕЕ! В белой накидке из облака и с глазами
огненно-красного цвета!
- Кого "ЕЕ"?.. - вздрогнула Ворона.
- Не знаю, - ответил Лисенок. - Она поманила его за собой, и они тут
же исчезли вместе, словно их и не было!.. Ни следа, ни пылинки...
- Потрясающе! - воскликнула Ворона. - И что же было потом?
- А потом я помню плохо, - закончил рассказывать Лисенок. - Я снова
очутился в нашем лесу. Я-то думал, что прошло не больше часа, а оказа-
лось, что меня не было весь дождливый день! Я побежал домой... Об ос-
тальном ты знаешь.
- Да, - задумчиво и серьезно произнесла Ворона. - Я, кажется, поняла,
кто была эта "ОНА"...
- Кто?
- Смеррть... - шепотом прокаркала Ворона.
- Смерть?! - дрожащим голосом произнес Лисенок. - Откуда ты ее зна-
ешь?
- Когда-то она забррала у меня хромого птенца... Я его очень любила!
Смеррть появляется дважды: сначала отнимает душу, затем прровожает ее в
Вечность... Она меняет свой облик, может быть рразной: юной и старрой,
высокой и низкой, тяжелой и легкой, жуткой и прекррасной!.. Но белая на-
кидка и огненные глаза ее - неизменны!
Дыхание Старого Лиса становилось все более частым и хриплым.
- Слетаю-ка я за вррачом: не нрравится мне, как дышит твой отец, -
нахмурилась Ворона, направляясь к приоткрытому окну.
И в это самое мгновенье путь ей преградила Гостья в белой накидке. Не
говоря ни сло



Назад