d7049da4     

Фарбажевич Игорь Давыдович - Сказка Об Огородном Пугале



ФАРБАРЖЕВИЧ Игорь Давыдович
СКАЗКА ОБ ОГОРОДНОМ ПУГАЛЕ
Над осенней землей летел Ветер.
- Послушайте, - раздался снизу чей-то застенчивый голос. - Не пробе-
гал ли здесь Заяц?..
Над придорожным огородом, среди разбросанных капустных листьев и обг-
лоданных морковных хвостиков высилось Пугало. Оно было одето старомодно:
дырявая шляпа, не спасающая ни от дождя, ни от солнца, из-под которой
торчал соломенный клок волос на арбузной голове, да мятый пиджачишко с
чужого плеча с оторванными пуговицами. Через рукава была продета палка с
драными перчатками на концах. Пугало стояло на одной ноге и чуть покачи-
валось на ветру.
Ветер с любопытством опустился к изгороди.
- Вы что-то спросили?..
- Я говорю, не пробегал ли здесь заяц?.. - повторило Пугало, виновато
улыбаясь и приподнимая в знак приветствия шляпу.
- Нет- сказал Ветер. - Летучую мышь я встречал, Рыжую Корову тоже, а
вот Зайца, простите, не заметил... А что, они здесь еще водятся?..
- Водятся, - вздохнуло Пугало. - А один из них водился со мной!..
- Вы дружили с Зайцем?! - недоверчиво спросил Ветер, усаживаясь на
изгородь. Он покосился на пустые огородные грядки.
- Почему же "дружили"?! - удивилось Пугало. - Я и теперь с ним дружу.
Вот только уже два дня как он не прибегает... - Оно вздохнуло. - Навер-
но, его застрелил охотник!..
- Не думаю, - успокоил его Ветер. - Сейчас зайцев - раз-два - и об-
челся!.. Нет-нет!.. Ваш Заяц просто приболел!..
- Вот было бы хорошо! - немного приободрилось Пугало. - Хотя, что я
говорю! Это конечно плохо!.. Но тогда бы он смог выздороветь и прибежать
ко мне...
И тут же испуганно спросило:
- А если все-таки не придет?.. Ведь мне больше нечем платить за друж-
бу. - И печальное Пугало поведало Ветру о том прекрасном дне, когда за
изгородью вдруг появились длинные уши...
...До этого дня Пугалу было, ох, как тяжко!.. В прошлом году оно сто-
рожило горох, и тогда с ним дружили воробьи. Ему нравилось слушать их,
когда, слетаясь на вьющиеся кусты, они весело поклевывали стручки и бла-
годарно чирикали в его сторону. А теперь они даже не подлетали сюда: как
известно, воробьи не клюют моркови. Пугало пыталось считать облака, но
они таяли, и оно сбивалось со счета. Затем оно стало считать машины на
шоссе. Но вскоре и это наскучило. И тогда оно стало вспоминать свое
детство - когда еще было в отдельности арбузом, пиджаком и шляпой - но
так ничего и не вспомнило. Особенно плохо было Пугалу в холодные дождли-
вые дни. Один раз какой-то мальчишка выкрикнул из окошка машины: "Смот-
рите!.. Чучело огородное!" Нет, Пугало не обиделось. Его назвали тем,
кем оно, в сущности, было!.. Только ему хотелось, чтобы сказали так,
например: "Наш верный страж огорода". Или - "Милый соломенный человек"!
Его арбузное лицо желтело и сохло от тоски. И тут-то за изгородью оно
увидело длинные белые ушки.
Вначале Пугало хотело замахать руками, чтобы напугать вора, но ушки
принадлежали такому симпатичному Зайцу, что оно на все закрыло глаза и
даже отвернулось, чтобы не смущать гостя.
А Заяц нашел в изгороди лаз - и пробрался в огород. Выдернул морковку
- и захрустел ею!.. Хруст-хруст!.. Хорошо!.. Вкусно!.. Выдернул кочан
капусты!.. Хруп-хруп!.. Еще вкуснее!.. И вдруг услышал чье-то покашлива-
ние. Не громкое, а вроде бы деликатное. Оглянулся - видит: страшилище на
одной ноге!.. Раньше он его и не заметил: глаза только на морковь гляде-
ли!
- О-е-е-ей!.. - закрыл глаза Заяц и задрожал мелкой противной дрожью.
- Кушайте, пожалуйста, на з



Назад