d7049da4     

Фарбажевич Игорь Давыдович - Зверь И Скрипка



Игорь ФАРБАРЖЕВИЧ
ЗВЕРЬ И СКРИПКА
Волшебная повесть
Моей храброй дочке Маше -
начинающей скрипачке.
Духи ада любят слушать эти царственные звуки,
Бродят бешенные волки по дороге скрипачей...
(Николай ГУМИЛЕВ "Волшебная скрипка")
Глава первая.
По мерзлой декабрьской дороге, ведущей в город Мэргород, двигались два
путника. Идти было трудно. Дул встречный ветер, метель колола лица и руки,
пробирала до костей. Молодые люди ничего были и одеты не по-зимнему, и не
ели со вчерашнего утра. Так что мысль о возможном ужине и теплой постели
неутомимо гнала их вперед. Звали их Антон и Снегирь.
- Долго еще?!.. - повернулся к товарищу Антон, с трудом пытаясь
перекричать ветер.
- Скоро!.. - махнул рукой Снегирь. - Часа два, не больше. Видишь во-он
ту сосну?!.. - На пригорке недалеко от дороги стояла разбитая молнией
кривая сосна. - Это верный знак, что город близко!
- Руки закоченели... - посетовал Антон.
- Потерпи!.. - успокоил его Снегирь. - Когда я в прошлом году пролетал
над городской площадью...
Тут его странные слова заглушил новый порыв ветра, он посильнее
затянул шарф и замолчал...
Над городом стоял Поздний Вечер. Казалось, он небрежно облокотился на
крыши домов, попыхивая печными трубами и пуская дым под облака.
Метель утихла, разбросав лиловый искрящийся снег на дома, деревья и
тротуары.
Мчались богатые экипажи, дребезжали пролетки. Прохожие, кутаясь в
пальто и шубы, спешили к домашнему очагу, и никому не было дела до двоих
путников, оказавшихся волею судьбы в их городе.
На башне Ратуши, в центре циферблата, поблескивала дата уходящего дня:
28 декабря.
А в центре площади стояла разряженная высоченная елка с диковинными
игрушками и цветными фонарями.
Неподалеку от Ратуши стояло старинное здание, на котором огненными
буквами было написано:
ГОСТИНИЦА "МЭРГОРОДСКАЯ".
Вход охраняли два мраморных льва с выпученными как от бессонницы
глазами.
Молодые люди постучали медным дверным кольцом.
За стеклом входной двери отодвинулась тяжелая портьера и появился, на
ходу завязывая пояс халата, заспанный Гостинщик с услужливой улыбкой.
Однако, разглядев гостей, он погрозил им кулаком и скрылся.
- Эй! - сильней задергал кольцо Антон. - Мы хотим переночевать!
- И поужинать! - добавил Снегирь.
Окно прямо над входом с треском растворилось, и наружу высунулась
всклокоченная голова Гостинщика:
- Подите прочь! Или я позову стражу! Моя гостиница - не для бродяг!
- Мы - не бродяги, дядя! - с достоинством ответил Снегирь. - Мы -
музыканты! Разве не видно?
Но прежде, чем он успел закончить фразу, окно захлопнулось с ещё
большим шумом, что отворилось, а над путниками продолжало издевательски
сверкать цветными огнями вывеска.
- О, гостеприимство! - прорычал в бессильи Антон и пнул ногой дверь.
Подметка сапога сразу же отлетела в сугроб. Пришлось её отыскивать и
привязывать шпагатом. Снегирь вдруг расхохотался так громко, что мраморные
львы, казалось, недовольно скосили на него безжизненные глаза.
- Ничего смешного! - угрюмо сказал Антон, возившийся с сапогом. - Что
будем делать?
- Выступать! - внезапно предложил Снегирь. - Прямо здесь! Какая сцена!
Какие кулисы! - он показал на крыльцо и львов.
- Что?! - взвился Антон. - Прямо здесь?! Играть перед этим невежей?!
- Сейчас же! И немедленно! - твердо повторил товарищ.
- Ну, уж нет! Уволь! - обиженно ответил другой. - Да и как играть?
Пальцы заледенели...
- Доставай скрипку, - всерьез промолвил Снегирь.
Приятель тяжело вздохнул и принялся сгибать и разгибать



Назад