d7049da4     

Фазылов Абдухаким - Уникальное Подпространство



Абдухаким Фазылов
Уникальное подпространство
Фантастическая повесть
День тот с самого утра показался мне необычным, каким-то странным.
Проснулся я с удивительно легким чувством на душе. Можно сказать, в
хорошем настроении. Вообще-то легкость на душе и хорошее настроение сами
по себе еще ни о чем таком странном не говорят. Ведь сколько людей каждый
день просыпаются в подобном состоянии - нельзя и сосчитать. Но дело в том,
что я-то никак не мог рассчитывать на такое пробуждение, особенно в эти
дни. А эта дурацкая легкость на душе никоим образом не вписывалась в рамки
душевного состояния, ставшего привычным в последние месяцы. И уж совсем ни
в какие ворота не лезла откуда-то вкрадывавшаяся в сознание мысль,
подкарауливавшая меня с утра. Она вертелась в голове, как навязчивая
мелодия: сегодня должно случиться что-то хорошее. "Должен же когда-нибудь
наступить конец всему этому безобразию",- шептал мне вкрадчивый голос...
Но меня на подобные фокусы уже не купишь. Я-то уже давно понял, что конец
таким безобразиям не приходит просто так, вдруг. В самом деле, не может
ведь быть, чтобы вдруг вызвали меня в дирекцию, или, скажем, специально
созвав для этого заседание Ученого совета, публично заявили - дескать, мы
ошибались, виноваты перед тобой, тема твоя актуальная, по крайней мере не
менее актуальная, чем наши темы, иди, продолжай работать, мы больше не
будем ее закрывать. Нет, не может быть! Хотя бы по причине того, что
столько умственной энергии потратили они, чтобы юридически правдоподобно
оформить каждый свой шаг, мало того, еще и "научно обосновать"
нерациональность и нецелесообразность всего, что я начинал в последнее
время. Действительно, с чего им вдруг идти на попятную перед таким
растяпой, каким я, наверное, предстаю перед их взорами. Тем более тогда,
когда почти все, что ими задумано, уже благополучно воплощено в жизнь.
Эти, казалось, трезвые рассуждения очень быстро вернули мне
подавленно-мрачное настроение, во власти которого я пребывал последние
месяцы. И по привычке этих безрадостных дней я с утра прямиком направился
в свое убежище - библиотеку. Деваться мне больше было некуда - везде я
чувствовал себя чужим, посторонним. Таким ощущением я был обязан
поразительному чутью той части публики, которая существует как
обязательная субстанция в организациях типа наших и которая, мгновенно
реагируя на то, кто в данный момент "в струе", а кто "в опале", создает и
надежно поддерживает вокруг него либо ореол славы, либо холодный вакуум, в
зависимости от ситуации.
В библиотеке же, углубившись в потрепанные недра старых журналов времен
романтической эпохи "революционных переворотов в науке микромира", я
пытался уйти от суеты будней. И сегодня, еще один раз выдержав
полупрезрительный взгляд красотки библиотекарши (действительно, с какой
стати ей тратить свое "драгоценное время" на меня, конченого человека?), я
с кипой пожелтевших от времени "Успехов химии" направился в свое
излюбленное местечко в дальнем углу читального зала. Через минуту меня уже
захватили идеи, еретический квантовый дух которых с грохотом сокрушал
тысячелетние устои классической химии.
Так обычно я некоторое время блаженно парил в этой атмосфере, пока
какой-нибудь случайный фактор из реальности не возвращал меня обратно в
среду моих "успехов" в институте...
Вначале все это кошмарное наваждение я принимал за обычную "полосу
неудач". Действительно, покажите мне человека, который не испытывает время
от времени отрезвляющего дей



Назад