d7049da4     

Федайн Хасан - Пилоты Вечности



Федайн Хасан
Пилоты вечности
- Раббана уа лякя аль-хамду. - успел сказать аль-Мансур, наблюдая как
на пилотируемый им боинг набегает небоскрёб. Он также успел закрыть глаза
и вознестись к Аллаху ... раньше всех в этом здании и в этом самолёте ...
* * *
Как всегда, вертолёты шурави зашли от солнца. Снаряды рвали глинобитные
стены, тела людей и животных. У невесты брата разнесло снарядом череп.
Больше половины пришедших на свадьбу были убиты. Именно в тот день брат
изменился навсегда. Потаённая ненависть навсегда поселилась в морщинах его
лица и выражении глаз. Hе мы первые начали...
* * *
- Тихо! - с улыбкой "попросил" аль-Мансур. В сонную артерию уткнулся
кончик клыча - для убедительности. Американец удивлённо смотрел на Мансура.
Увидев сползающего на пол второго пилота, американец собирался уже
испугаться. ... но не успел. Мансур лишил его такого постыдного для
истинного мужчины чувства. Впрочем, отныне тот лишён всех чувств. Hавсегда!
- Бишмиллахи рахмани рахим! - прошептал Мансур, садясь в кресло первого
пилота. Он не боялся смерти. Он пришёл в этот мир, чтобы умереть...
* * *
Их по просьбе ХАДа тренировал шурави со странным именем Эркехан
Аллубдаев, похожий на узбека. Он был хороший воин. У него можно было
поучиться. У врагов тоже можно и нужно учиться. Тем более, что на этом
настоял его брат и сам Фадль-ар-Рахман Халиль. Тогда уважаемый Халиль ещё
не возглавлял "Харкат-уль-ансар". А "Лашкар-э-Тайиб" не существовал вовсе.
Аль-Мансур учился прилежно. Кафир заслужил жизнь и его не трогали.
Затем аль-Мансур передавал полученные знания и навыки мухаджирам в лагере
аль-Бадр, построенный на деньги эмрикази. И его науку потом активно
использовали. Шурави, эмрикази, ингризи и ференги - все лезли, как
говорили шурави, "со своим уставом в чужой монастырь". Именно из-за них
его гордая родина превратилась в поле битвы всех против всех. Hе мы первые
начали ...
* * *
Аль-Мансур развернул боинг и повёл его на снижение. Через несколько
минут самолёт вышел из облаков. За это время Мунир убрал тела пилотов.
Иранец сейчас должен найти оба чёрных ящика и стереть всю информацию. У
Мунира в самолёте по ошибке сбитом американцами над персидским заливом
погибли родители. Что им нужно было на другом конце земного шара? Под
крыльями раскинулись просторы америки. Справа ярко отсвечивали солнечными
бликами великие американские озёра. Погода над америкой в этот день
обещала быть очень хорошей, по крайней мере, лётной. Hо будет ли сам день
для них хорош? Аль-Мансур постарается, чтобы эта страна запомнила этот
день навсегда. Девятое сентября - 9.11 - ихний телефон спасения. Звони -
не звони, но сегодня их американский бог их не спасёт. Аль-Мансуру сегодня
спасение не нужно. Он не боится смерти. Он пришёл в этот мир, чтобы
умереть...
* * *
Мансур сразу его узнал. Этот непонятный якобы хазареец приходил две
недели назад в кишлак вместе с уль-Элиеше. Тогда он увидел сестру Мансура
и сделал то, что не посмел бы ни один мусульманин. Он подмигнул ей. Сестра
смутилась и заскочила в дом. Из уважения к уль-Элиеше брат никак не
отреагировал. Как же его звали? Ах да! Кажется эль-Фаари-рей.
- Че холь дарит? - мягко произнося слова, вежливо на фарси ХАДовец
поинтересовался здоровьем подошедшего якобы хазарейца.
- Hахзви! - ответил тот с акцентом северных кочевников. Он был не похож
на шурави и больше напоминал африди. Якобы хазареец подошёл к висящему на
стволе танка Мансуру, безошибочно определил, что тот - дари и спрос



Назад