d7049da4     

Федоров Алексей Григорьевич - Оракул Петербургский (Книга 2)



А.Г.ФЕДОРОВ
ОРАКУЛ ПЕТЕРБУРГСКИЙ
КНИГА 2
(МИСТИКА И РЕАЛЬНОСТЬ)
Анонс
Во второй книге "Оракула" продолжается повествование о трудностях и
радостях жизни в современной России. Жанр произведения характеризуется
подходами, скорее всего, приближающими его к роману-назиданию,
роману-проповеди, но только не к роману-исповеди. Все герои здесь
вымышленные. На основе творческого обобщения демонстрируются ошибки выбора,
мотивации поступков, которые приводят главных героев к драматическому и
смешному. Интрига приключения присутствует везде, в нее поневоле
втягиваются все участники событий.
Откровение Святого Иоанна Богослова (14: 13):
И услышал я голос с неба, говорящий мне: напиши: отныне блаженны
мертвые, умирающие в Господе; ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов
своих, и дела их идут вслед за ними.
Тетрадь первая:
Приглашение на казнь
Да, Да, совершенно верно! Заголовок украден, похищен, слизан у одного
из великих писателей современной эпохи. Признаемся, каемся, но продолжаем
заимствовать литературную находчивость у мудрого из мудрых, у блестящего из
блестящих! Правда, стоит оговориться: по началу асс эпистолярного
творчества только подавал надежды на готовность взойти на Олимп
литературного мастерства. Приходилось бороться с китами, бронтозаврами,
корифеями, которые в изобилии селились на благодатных почвах зарубежной
демократии, куда еще не дотянулись алчные щупальца большевистского аншлюса.
Но в те времена коллеги были готовы подвинуть ногой только скособоченный
табурет под седалище элегантного молодца, бодро бьющему копытом в почву
литературного искусства. Лишь немногие провидцы величали его с потаенной
завистью "будущим великим писателем". Согласимся воспринимать по этой схеме
его имя, отчество, фамилию, сократив все это до скромной аббревиатуры -
БВП. О причине такой настойчивости нетрудно догадаться, если прочитать до
конца повествование и сопоставить некоторые факты.
Однако сейчас продолжим разговор не о печальной странице литературного
плагиата, к которому решимся прибегать еще не однажды, а об иных явлениях,
навеянных не столько превратностями мирской жизни, суетой, пустячностью
бытия, сколько таинственностью всего мирозданья. Поговорим без пафоса и
истерического восторга о Великом Переселении Душ, а заодно и о
трансцендентальной миссии насекомых, домашних животных в жизни человека.
Попробуем развернуть загадочное явление - доместикацию, но не в фас, а в
профиль. Пусть не обижаются на нас латиняне за то, что их витиеватый термин
domesticus будет трансформирован в бытовое понятие "одомашнивание", причем,
поэзии, прозы, святости, истории и философии.
Для начала обратимся к таксам и кошкам. Именно они - эти преданные,
однако не всегда правильно понимаемые загадочные существа, - сопровождали
БВП, о котором идет речь, по жизни, помогая ему открывать в душе новые
качества. В историческом преддверии главного разворота событий, начиная от
рождения и до окончательной половой зрелости, таксы и гувернеры (если
хотите, - гувернеры и таксы) с прекрасным знанием английского, немецкого и
французского языков занимались воспитанием корифея литературы. Случайные,
чаще дворовые, кошки в большей мере успокаивали ему душу, помогали
осознавать грехи и каяться. Но лишь в зрелые годы, когда он сознательно
оскандалил всемогущую женщину - прекрасное земное существо, он даст своей
героине музыкально-поэтическое имя, навеянное, скорее всего, кошачьим
"мя-у". Юной нимфетке, но с большими задатками к обыде



Назад