d7049da4     

Федоров Алексей Григорьевич - Оракул Петербургский (Книга 1)



А.Г. ФЕДОРОВ
ОРАКУЛ ПЕТЕРБУРГСКИЙ
КНИГА 1
(ИНТРИГА-БЕЗУМИЕ-СМЕРТЬ)
Анонс
О трудной и противоречивой жизни врачей рассказывается в этой книге. В
ней есть все: обыденное, трагическое, смешное, поучительное. Но интрига
приключения присутствует везде, в нее поневоле втягиваются участники
событий. К сожалению, не всегда благополучно заканчиваются приключения
главных героев.
Псалом 37: 2
Господи! не в ярости Твоей обличай меня,
И не во гневе Твоем наказывай меня.
Беседа первая
Храмовый город Дельфы с оракулом Аполлона Пифийского вырос словно по
воле Божьей в замечательном месте земного шара, в древней Греции - на
берегах Адреатики. Скорее всего возник он изначально без заметных желаний
человека. Греки верили, что здесь, на Ликорийской вершине грандиозной горы
Парнас, остановился ковчег Девкалеона и его супруги Пирры, когда они во
время потопа носились по волнам девять дней и ночей, обуреваемые страхом
божьей кары за грехи своих соотечественников. Страшные испытания, подобно
тем, которые позднее были описаны в Библии в главе о всемирном потопе,
вразумили первенцев новой ветви рода человеческого.
Но, как и все доброе, хорошее, в душах и головах потомков двух
спасенных пилигримов затем воля Божья переросла в нечто туманное, плотское,
необязательное - воистину мирское. Дети, внуки и правнуки Девкалеона и
Пирры с безрассудной решительностью принялись за греховные наслаждения.
Часто злорадный смех дьявола гремел, рокотал в прибрежных скалах
прекрасного уголка древней Эллады. Сама жизнь, ее прогрессивные носители -
служители культа вынуждены были защищаться от скверны, исходящей от словно
взбесившегося народа. Но попытки остановить соотечественников от
святотатства не увенчались успехом.
Местность горы Парнас поражает угрюмым величием: узкие долины зажаты в
тиски отвесных скал, покрытых вековыми елями и густой, цепкой порослью,
создающими по некоторым склонам непроходимые глухие заросли. Контрастом
бурному потоку жизни дикой природы выступают лысые места каменных массивов.
Они переливаются в лучах палящего солнца слепящими отблесками, вызывающими
впечатление цветовой музыки - торжественной, громогласной, трагической.
Цветовая гамма управляется всевластным дирижером - временем суток,
поворотом солнечной громадины, а ночью - холодным лунным диском и мириадами
ярчайших звезд. Большие и малые светила, пульсируя, словно подмигивают
всему живому на Земле, подбадривая людей и животных в вечном усердии,
подчиненном Божьей формуле - "плодитесь и размножайтесь".
В лесах водились медведи, волки, кабаны, серны - вся эта дикая
живность дополняла эффект угрюмости и величия издаваемыми ночными звуками,
неожиданным мельканием или колдовской неподвижностью одиноких фигур,
застывших в магическом ступоре на вершинах отвесных скал, на фоне
огненно-красной закатывающейся за горизонт солнечной короны. Чувство
приобщения к таинственности и величию охватывало созерцателя меняющейся
лунной фигуры - хозяйки кромешной тьмы и райски теплой ночи.
Световые монументы и барельефы животных и растительности вызывали
незабываемый восторг. Но трудно даже себе представить, как могло проникнуть
на неприступную, отвесную скалу живое существо и застыть там в Божественном
очаровании. Видимо, и они околдовываются красотой первозданной стихии,
наслаждаются и заряжаются от нее энергией жизни, эстетическим наслаждением
от драгоценного подарка судьбы - присутствия при Божественном таинстве.
Контрастом - ландшафтным антиподом грозному велик



Назад