d7049da4     

Федоров Евгений - Хозяин Каменных Гор (Каменный Пояс, Книга 3)



Евгений Федоров
Хозяин Каменных гор
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
1
Никита Акинфиевич Демидов - могущественный владетель Нижнетагильского,
Кыштымского, Каспийского и многих других уральских заводов - находился в
зените своей славы и богатства. Царствующая императрица Екатерина
Алексеевна не оставляла заводчика своим вниманием. Обладая несметными
богатствами и недюжинным умом, уральский магнат играл роль просвещенного
вельможи. Подражая своей покровительнице-государыне, он вел переписку с
французским философом-энциклопедистом Вольтером на вольнолюбивые темы.
В этот памятный теплый летний день Никита Акинфиевич, грузно развалясь
в кресле на широкой террасе своего нижнетагильского дворца, писал
очередное письмо пребывающему в изгнании фернейскому мудрецу. С террасы
открывался безбрежный зеркальный пруд с островками, покрытыми яркой
зеленью тенистых дубрав, приятных освежающей прохладой. Леса, просторы,
гребни Уральских гор - все вдали покрывала легкая сиреневая дымка. На лоне
светлых вод под жарким полуденным солнцем плавал большой, сверкающий
нежной белизной лебедь. Где-то на островке неожиданно раздался выстрел.
Встревоженный лебедь приподнялся над водой и замахал широкими серебряными
крыльями. Среди брызг пены он шумно, на весь пруд, как мифический Пегас,
быстро-быстро побежал по воде, наконец поднялся, сделал плавный круг и
потянул вдаль, роняя звонкие клики. Он поднимался все выше и выше и, как
чудесное видение, вскоре растаял на фоне пухлого облака. А над прудом все
еще звенели, угасая, его стонущие крики.
"Эх, подлецы, напугали птицу!" - недовольно поморщился Никита
Акинфиевич и прислушался к заводским глухим звукам.
От пруда веяло живительной прохладой, над просторами вод, поблескивая
крылышками, летали стремительные стрекозы. День был напоен солнцем.
Поблизости, на садовой дорожке, дрались неугомонные воробьи. На дубовом
паркетном полу колебались ажурные тени, падающие от густого хмеля,
укрывшего террасу. Без парика, но в атласном голубом камзоле, седеющий
Демидов склонился над письмом:
"Просвещеннейший учитель, - медленно, с тяжелой одышкой писал он, - все
дни мои занимают мысли о человеческом достоинстве и свободе человеческой
личности. Из священных писаний и токмо из отеческих преданий поведано, что
человек создан по образу и подобию божьему. Не токмо великие вельможи, но
и крепостной раб имеют равную душу, и потому..."
Никита Акинфиевич вздрогнул: кто-то осторожно позади кашлянул и
обеспокоил хозяина. Заводчик отложил перо и взволнованно оглянулся. У
двери стоял приказчик Селезень. Он давно уже тихо пробрался на террасу и,
стоя за креслом хозяина, зорко следил за каждым его движением. В
пронзительных, мрачных глазах приказчика была тревога. Когда-то бравый
Селезень, проворный и видный молодец с цыганским лицом, теперь подсох,
ссутулился, поседел. В этом былом красавце угасало все, но с годами он
стал еще злее и рачительнее к демидовскому добру.
- Ты что? - встревоженно взглянул на приказчика Никита Акинфиевич. -
Что тебе надобно?
Селезень переминался, поскрипывая сапогами, не решаясь что-то сказать
хозяину.
- Говори, холоп, что стряслось? - грозно насупился Демидов.
- Плавку передержал мастерко Иванко; все порушилось, - сдержанно
вымолвил Селезень.
- Черт! - вспыхнул и налился багровостью хозяин. - Что же он думал,
пес? Наше добро переводить осмелился, лукавый!..
Тяжелой поступью Демидов прошелся по паркету. Дышал он прерывисто, с
посвистом. Лицо стало сизым от прилива крови, по жилам так



Назад