d7049da4     

Федоров Игорь - Песня Про Бояна



Игорь Федоров
Песня про Бояна
- Ну что ж, слушайте. Было это давно, еще при крепостном праве...
- Да нет, дед, какое ж крепостное право...
- Не мешай! Вот, псово отродье! Впрочем, правду говорит. Очень давно это
было, еще до крепостного... Все люди еще вольными были. Где хотели - там
жили. Если враги не мешали. А врагов тогда много было. На юг, в степи -
басурманы жили, а в Крыму - вообще, немцы.
- Да какие немцы, дед?
- А ну, вон отсюда! Говорю, немцы. Как мне рассказывали, так и я говорю.
Вы его не слушайте. Болтает, что взбредет в голову... Так вот. В Киеве
князь сидел. И в других городах - тоже. Люди, как водится, хлеб растили.
Но были еще люди, не князья, не дружина, не пахари. Ходили они меж сел,
песни пели, новые слагали. Вот про таких эта песня. Тьфу ты, чего это я
без бандуры. Это же песня. Ее петь надо. Сейчас я... Вот и они, эти двое,
тоже ходили с бандурой, пели...
- Да не было тогда бандур, дед.
- Как не было? А что же было?
- Кобза была. Про кобзарей вы рассказываете...
- Ты смотри! Что-то знает уже. Может и из тебя что-то путное выйдет. Если
мешать не будешь. Люди ведь не к тебе пришли, а меня записывать. Еще
что-то вякнешь - совсем выгоню. Ну вот, слушайте.
Та як на пiвдень от Чернiгова,
Та й на пiвнiч вiд чужого степу,
Ще як сонечко не встигло встати,
Йшли собi два чоловiки...
Первый из них был уже совсем старым. С седой бородой, весь седой. На
плечах он нес сумку переметную. Долгая рубаха, до пят. Веревкой
подпоясанный, и на голове - тоже веревка, чтоб волосы не падали на лицо.
Идет, и что-то под нос себе бормочет.
Второй - моложе, почти мальчик. Тоже в рубахе, и еще в штанах широких. Он
несет на плечах кобзу, с интересом оглядывается по сторонам, внимательно
прислушивается к старому. И вдруг спрашивает:
- Дедушка, а почему вас Бояном кличут?
- Может потому, что баю много.
И дальше себе идут. Идут так они почти целый день. Только иногда садятся
передохнуть. А когда солнце встает уже совсем высоко, садятся пообедать.
Еды немного. Хлеб, мед, вода. Едят неторопясь, а младший все расспрашивает.
- Дедушка, а вы в какого бога верите? В нового или старого?
- А, в какого-нибудь. Я в человека верю. В то, что он все сможет. А раз
человеку бог нужен, помогать, то и в бога верю. Понимаешь?
- Странно как-то.
- Ну ничего. Еще поймешь... Что-то копаемся мы сегодня. Наверное,
прийдется в степи ночевать. Пойдем напрямик, чтоб быстрее...
И они поднимаются, сворачивают с дороги, и идут дальше. Действительно,
скоро сядет солнце. Надо поторапливаться. Разговаривают меньше.
Только когда начинаются сумерки, дед говорит:
- Все-таки придется в степи... Ищи место. Лучше всего - какой-нибудь
курган.
- А почему курган?
- Потому, что на курганах, обычно, лисы водятся, в норах.
- Ну и что?
- А то, что волков там нет. Не любят они друг друга. Вспомни, во всех
сказках об этом говорится.
- Так то в сказках...
- А сказки кто сочиняет? Такие же люди, как мы с тобой, которые ходят
много, много видят... Так что, ищи курган.
- А чего его искать. Вон он. Курганы, слава богу, хорошо видно.
- : Ну и пошли туда. Костер сегодня будем разжигать?
- Как скажете. Мне все равно.
Так вот, разговаривая, пришли они к своему месту. Сели на склоне.
Поужинали. И, как всегда бывает вечером в степи, когда тепло, никуда не
надо торопиться, звезды сияют, и есть собеседник, слушающий тебя,
разговорились.
- Понимаешь, сынок, нельзя в песнях говорить тем же языком, что и в
обычной жизни. Сказка должна запоминаться.



Назад