d7049da4     

Федоров Игорь - Судья



Игорь ФЕДОРОВ
СУДЬЯ
(ноябрь, 1998)
Никто не знал, откуда он пришел в город. Так же, как никто потом и не
узнал, куда он ушел. Просто появился - ранним осенним вечером. Неторопливо
разгребая обильную осеннюю листву высокими шнурованными сапогами, нехотя
насвистывая и грея руки в карманах длинного плаща неопределенного цвета.
Между плащом и сапогами изредка проглядывали выцветшие джинсы, горло
защищал от ветра ворот толстого вязаного свитера, через плечо - кожаная
сумка. И завершала его портрет светлая двухдневная небритость.
Вот так он и пришел.
И направился прямо к валютной тусовке на центральном рынке. Шесть
вечера. Уже достаточно темно, но еще совсем не поздно. Самое подходящее
время для валютных операций. Наверное, ему надо было немного местной
валюты - для ночлега и ужина.
- Почем берете баки?
- Баксы? Сто восемьдесят. Сколько скидываешь?
- Сотку.
- Сейчас. У меня нет столько. Минутку. Крава, подойди!
Что-то недоброе уловил он в возникшем на пятачке шевелении. Ребята
явно не хотели просто и честно заниматься своим бизнесом. Им мало было
обманывать государство, хотелось накалывать еще и его граждан.
Судя по всему, здесь сейчас он был единственным клиентом. Остальные -
сотрудники валютного цеха. Ну что ж, я вас не заставлял...
Подошел маклер. Начался отсчет миллионов. Ничего не значащие вопросы.
Такие же ответы. У них что, кодовый язык? За спиной уже кто-то маячит.
Вроде как ненавязчиво собирается толпа. Нервы - как хорошо настроенные
струны. Он проверил, все ли в порядке в правом кармане. И полез за
деньгами в левый.
Достал рулончик баков - свернутые на американский манер они
напоминали нашему обывателю моток туалетной бумаги, а специалисту говорили
об опыте обращения владельца с этой валютой. Отслюнил верхнюю купюру.
Остаток запихнул обратно в карман.
Рулон баков! В кармане плаща!! Просто в кармане!!!
Такого искушения они, конечно, выдержать не могли. Сзади, старательно
сдерживая сопение, материализовалась чья-то туша, и привычным чутьем он
уловил тянущуюся в карман руку.
Сработали рефлексы. Руку сзади - в захват. Подседаем под тело. Бросок
через бедро. Тело хряпает об асфальт. И финальный удар сапогом в горло.
Что-то хрустнуло и затихло. Сверху по инерции долетела сумка.
На пятачке повисла зловещая тишина, раздираемая лишь стоном
подъезжающего троллейбуса.
Он резко обернулся. "Шестерка" теперь не в счет, уже наделал в штаны.
Теперь вступят в бой силы посерьезней...
Их было шестеро. Сходились полукругом, отрезая пути к бегству. А зря.
Не надо было его загонять в угол.
- Что же это ты, сука, делаешь?
И руки потянулись под куртки и в карманы - у кого где.
Больше ждать было нечего.
Правую руку быстро в карман. Вынимать времени нет. Потому
приподнимаем полу стволом. Раз! Два! Ч-черт, надо завести себе глушитель!
Три! Четыре! Тормозящий троллейбус чем-то похож на взлетающий
бомбардировщик. Пять! А ты куда! Шесть! Все.
И тишина.
Нет. Не совсем. Кое-кто еще стонет. Ну, это не надолго. О-хо-хо...
Чего ж вы сунулись?
Теперь надо бы оттащить их всех куда-то. Вот. Как раз удобное
ограждение у кромки тротуара. Тяжелые, заразы...
Из троллейбуса вышла пара вечерних пассажиров и сразу направилась
куда-то в сторону. За них он не беспокоился. Вмешиваться в наше время
никто ни во что не станет. Но, все равно, надо бы поторопиться. Да и
"шестерка" где-то растворился... Ну вот, все семеро. Ребята просто присели
отдохнуть у перил после трудов праведных.
Достал сигарету, закурил. Присел рядом



Назад